Струны Джулиани

Многие по слуху могу узнать ряд шедевров классической гитары, но не многим знакомо имя Мауро Джулиани, который был итальянским гитаристом-виртуозом и композитором. Творческое наследие Джулиани огромно, это около трехсот сочинений, среди которых три концерта для гитары с оркестром, камерные ансамбли с гитарой, сонаты, фантазии, скерцо, дивертисменты, многочисленные этюды. В этом смысле он был прямым наследником Боккерини. Не следует забывать о непосредственной связи двух итальянских композиторов на заре становления профессионального гитарного искусства. Он написал «Школу игры на гитаре» в 4-х частях, которая не получила широкого распространения.

Мауро Джулиани посчастливилось близко общаться со своими знаменитыми современниками. Его музыку высоко ценили Йозеф Гайдн и Людвиг ван Бетховен; он находился в дружеских отношениях с Иоганном Гуммелем и Игнацем Мошелесом; он выступал на сцене вместе с Никколо Паганини и Джоаккино Россини. Пожалуй, никому из гитаристов XIX столетия не выпадала столь высокая честь! Людвиг ван Бетховен написал для него ряд гитарных пьес. Слабеющий слух великого венца всё-таки был способен уловить неповторимую красоту старинного испанского инструмента!

Мауро Джулиани создал три концерта для гитары с оркестром. Ля мажорный увлекает жизнерадостной песенно-танцевальной стихией, трогает скорбной меланхолией в лирических частях. Это, так сказать, природная, итальянская почва его творчества. С другой стороны, Джулиани, некоторое время живший в Вене и пользовавшийся дружеской поддержкой Людвига ван Бетховена, испытал сильное влияние венского симфонизма. Следовательно, здесь налицо своеобразный австро-итальянский стиль, смягчённый славянским (польским) оттенком. Чуткое ухо, кроме того, услышит в этом гитарном концерте и предроссиниевский неиссякаемый оптимизм, что, впрочем, вполне соответствует творческой натуре самого Джулиани.

В отдельных гитарных произведениях Мауро Джулиани, испытавший определённое влияние Бетховена, более инструментален и классичен, чем Никколо Паганини, музыка которого по существу вокальна, напевна, и поэтому отличается красивыми мелодиями и романтическим духом выражения. В свою очередь, великого скрипача увлёк искрометный талант Россини, с кем он дружил, сотрудничал и на чьи темы написал блестящие Вариации.

Мауро Джулиани создал шесть «Россиниан» для гитары (возможно, эту традицию Вила-Лобос, написав «Бразильские бахианы») – произведение замечательное и оригинальное.

О многих вещах заставляют задуматься два крупных произведения Мауро Джулиани. Речь идет о Больших концертных дуэтах для флейты и гитары ор.52 и ор.85. Первый из них создан в 1812 году, второй – в 1817.

В юности Джулиани учился играть на скрипке, флейте, виолончели, самостоятельно освоил гитару, причём добился фантастических результатов. Когда в 1806 году он приехал в Вену, молва немедленно провозгласила его лучшим в мире гитаристом. Так что, создавая оба концертных дуэта, Джулиани прекрасно знал технические возможности каждого из инструментов.

Порой флейта и гитара у композитора начинают состязаться в виртуозности (Анданте, ор.52), хотя в целом музыка этой части идиллически-безмятежна, пасторальна. Затем энергичный Менуэт сменяет блестящее Рондо. В нём чуткое ухо слушателя уловит бетховенскую радость, переданную с безудержным веберовским напором.

Аллегро ор.85 привлекает открытой, ясной мелодикой и сдержанностью эмоций – тем, что свойственно медленным частям сонат и симфоний Бетховена. Вместе с тем это не вполне немецкая музыка, скорее итальянская. И красота её воистину рафаэлевская! Бросая взор на картины великого живописца, мы видим его мадонн с безмятежной любящей улыбкой и проникаемся чувством сопереживания. Буквально тот же душевный настрой возникает от лёгкой, тёплой, беззаботной мелодии Анданте. Музыка Джулиани вновь возвращает нас к венским классикам, в частности к Йозефу Гайдну, только она у итальянского гитариста более свежа, распевна, по-весеннему празднична. Это, опять-таки, заявляет о себе Италия!

Через два года после выхода в свет опуса 85 Джулиани вернулся на родину, в Италию. Отдавая дань новым веяниям Россини и Беллини, он в значительной мере утратил гармоническую целостность произведений венского периода. Под решительным напором романтизма его музыка лишилась целомудренной красоты, прониклась экспрессией, не свойственной ренессансным полотнам Рафаэля. Это скорее барочная эстетика картин Сальватора Розы. Речь идет о смене стилей. На что в истории искусства ранее уходили столетия, в жизни Мауро Джулиани случилось на протяжении нескольких лет.

 

20.08.2019









 
архив

подписка