Мигель Льобет

Мигель Солес Льобет — знаменитый испанский концертный исполнитель на гитаре. Родился в Барселоне 18 октября 1878 г. Он входит в искусство через рисунок и живопись, будучи очень молодым и занимаясь с известным маэстро Торрисом Касаной. По разным причинам, вызванными его образом жизни, он оставляет живопись, к которой имел исключительные способности, и начинает заниматься гитарой. Он занимался у скромного гитариста Махина Алегре, которого ему представил "Хаумет-куплетист", бедный певец и гитарист. Маэстро Алегре сразу же понимает, какими большими способностями обладает его ученик, и сам представляет его Тарреге. У великого валенсийца Льобет получил мало уроков, он всем обязан только себе, об этом свидетельствует несомненный талант великого концертного исполнителя.

В те времена в Барселоне питали отвращение к гитаре, и поэтому Льобет, который был уже хорошим музыкантом и которому исполнилось 26 лет, выступает только в частных обществах и дает концерты для узкого круга, получая за это только слова благодарности. Такое положение вещей заставляет его в 1904 г. перебраться в Париж, где он и обосновывается. Но до того как совершить этот переезд, когда гитаристу было 20 лет, он, выезжая за пределы своей провинции, познакомился с другом гитары, высокопоставленной Консенсьон Хакоби, богатой валенсийской дамой, почитательницей и защитницей до того момента будущего учителя Льобета, Франсиско Тарреги. Донья Консенсьон услышала игру молодого каталонца и была очарована его искусством. Она увозит его в поэтическую Малагу и в 1900 г. на Парижскую выставку. Жизнь для Льобета становится прекрасным сном, и когда он просыпается, то дает несколько концертов. В Малаге он дает концерт в филармоническом обществе, за что ему дают титул почетного маэстро, также как и знаменитому Хуану Парге. Затем он выступает в консерватории Валенсии и в 1902 г. в Мадриде, где ему аплодировали дважды.

Мигель Льобет

Уже в Париже (1904 г.) вместе с великими музыкантами, такими как Рикардо Виньяс, Рибо и др. он добивается оглушительного успеха, как и тот, которым завершился акт 26 января 1905 г. в салоне "Вашингтон палас", где приняли участие великий пианист Виньяс, скрипач М. Шедекаль, Льобет и оркестр салона под руководством де Ль-Анфана, который открывал и закрывал концерт. Вместе с другими он выступал в "Трубе" (Ла Тромпета), "Скала Канторум" и др.

Но в Париже он никогда не выступал индивидуально, что не давало возможности понастоящему оценить его игру. Он как бы не мог отрешиться от того типа концертов, где нужно несколько артистов, которые соревнуются между собой. Казалось, Льобет не чувствует собственной значимости в определенной обстановке высшего порядка по сравнению с барселонской, и его не одолевают артистические амбиции. Такого рода концерты проводились в Париже один за одним, и всегда в них ему уделялось почетное место, и всегда обеспечен проходящий успех. С другой стороны, это было удобно, так как не требовалось большой подготовки для обновления программ, и он мог уделять больше времени для выступлений на частных вечерах, куда его усиленно зазывали. Он очень скоро завоевал славу маэстро в столице Франции. Жаль, что ее народ не любил гитару!

Но большая колония мореходов, и в частности американцы, выделяют гитару особо. Многие семьи из американских стран были заинтересованы в уроках Льобета: сеньора Ортис Басуальдо, доктор Венсеслао Эскаланте (аргентинцы) не только были его учениками, но и восторженными поклонниками. В марте 1910 г., когда я был в Буэнос-Айресе и просил об этом моего друга Рикардо Диаса Ромеро, чтобы он привез Льобета, был решен вопрос о его приезде. В своем ответе мне Льобет, наряду с другими писал: "Никогда не испытать мне такой радости, какую я испытал у Вас". Льобет пишет о своем приезде в Америку в качестве концертного исполнителя, где он играл не вместе с другими артистами, как в Париже, а индивидуально, как он этого и заслуживает. Это турне увенчалось огромным успехом и в 1913 г. он переехал в Чили.

Мигель Льобет

Позже он едет в США как турист и ученик, а в 1918 г. возвращается в Буэнос-Айрес по выгодному контракту с любителем Хуаном Карлосом Анидо. Это турне — наивысший пик его карьеры. Он несколько раз возвращается в Аргентину по контракту с сеньором Анидо, но с каждым разом публика относится к нему все прохладнее. Дело в том, что Льобет умеет только демонстрировать свою виртуозность, все ускоряя свое исполнение, ослабляя классицизм и выразительность музыкальной фразы. В Европе, начиная с роковой даты, августа 1914 г., когда разразилась война, артист ведет растительное существование до 1919 г., и только одна страна Германия дает если не деньги, то хотя бы славу концертным исполнителям, которые отваживаются предстать перед немецкой публикой. В этой стране Льобета любят и почитают, и в каждом из турне он дает несколько десятков концертов, как и другие испанские гитаристы: Бальдомеро Сепатер и Франсиско Кальеха, с которыми подписаны контракты на большие серии концертов в разных городах Германии. Здесь, к счастью, ему не нужно выступать, как в Париже, где каждый концерт - музыкальный банкет, составленный из нескольких сильных блюд. В стране Вагнера гитарист привыкает выступать как в Буэнос-Айресе, в сольных концертах, соло и эксклюзивных концертах. У нас нет сведений, что Льобет сыграл хотя бы один концерт, только он один, в столице Франции.

Мария Луиза Анидо и Мигель Льобет

Можно утверждать, однако, что Льобет не добился успеха в Париже, но это был успех в определенных кругах. Было мало великих гитаристов, которые бы творили одновременно, за исключением Золотого века нашего инструмента. У Льобета был его великий час, и нам по-настоящему жаль, что на взлете своей карьеры он не был господином своего головокружительного исполнения, не мог уделять внимания музыкальной фразе, не уделяя его воображаемому призраку публики, а если уделяет, то властвовать над публикой и брать в плен ее чувства. Это следует делать выразительностью, а не виртуозностью, к которой интерес быстро пропадает. Несомненно, у Льобета была сила и несравненный дар. Не помогло ему и то, что гитара в его время не была такой освоенной областью, как фортепиано: он думал только о том, какие выгоды мог принести ему инструмент, и это по-человечески понятно. Но существует нечто высшего порядка, что без всякого предупреждения создает ему трудности и создает возможность похожую на то, когда умственная гимнастика в подсчетах золота дает в результате плохой пируэт.

Во время его пребывания в Аргентине было организовано несколько концертов для двух гитар. Но не это стало причиной неудачи, напротив, сам уровень исполнителей должен был послужить гарантией успеха, но все зло, вся непростительность ошибки заключалась в подборе произведений. Ни одно из них не было оригинальным произведением для гитары! Это были переложения, которые никогда не смогли бы выявить ценность "дуэтов" Сора и какого-либо другого гитариста в исполнении на гитаре. Это отсутствие проницательности, это забвение авторов, классиков музыки для гитары, просто невозможно вообразить себе в артистической личности Льобета. Публика Буэнос-Айреса, образованная с музыкальной точки зрения, составила себе такое мнение и любители гитары, каковыми являются аргентинцы, уделило ему всего лишь то внимание, которого он заслуживал.

Из опубликованных его сочинений известно лишь одно оригинальное произведение: "Романс", выпущенный "Библиотекой Фортеа" (Мадрид) с очень хорошей музыкальной структурой и хорошо раскрывающее свойства гитары. Все остальное — это переложенния народных произведений для гитары.

Источник: Статья Доминго Прата из "Биографический, библиографический и историко-критический словарь гитаристов" (Буэнос-Айрес, 1934)

 

30.07.2019









 
архив

подписка