Путь воина

Философия Востока привлекает внимание прогрессивной части нашего общества не случайно. В настоящее время ощущается тоска по внутреннему душевному покою, стремление найти опору в жизни через твердые, правильные принципы, которые смогут помочь не только отдельному человеку, но и всему обществу. В этом плане кодекс Бусидо наиболее интересен. Несмотря на то что он создавался в период феодализма и отвечал запросам Японии того исторического периода, актуальность его несомненна и сегодня в Стране восходящего солнца с ее информационными технологиями и прогрессом.

Бусидо (яп. 武士道 буси-до, «путь воина»), первоначально трактовавшееся как "путь коня и лука", впоследствии стало означать "путь самурая, воина" ("буси" — воин, самурай; "до" — путь, учение, способ, средство). Кроме того, слово "до" переводится ещё и как "долг", "мораль", что имеет соответствие с классической философской традицией Китая, где понятие "путь" является некой этической нормой (дао-дэ). Таким образом, бусидо - это "самурайская мораль", "добродетель", "морально-этический" кодекс.

Бусидо — это философия и этика японского воина, которая произошла из далекого прошлого. Бусидо, которое первоначально объединяло общие воинские законы, благодаря введенному в него нравственному смыслу и почитанию искусств в 12-13 веках, а также развитию сословия самураев, соединилось с ним и полностью сформировалось в 16-17 столетии как кодекс чести самурая. Принципы бусидо не были объединены в специальный свод правил и не были изложены ни в одном литературном памятнике феодальных времён, однако нашли своё отражение в легендах и повестях прошлого, рассказывающих о верности вассала своему феодалу, о презрении к смерти, мужестве и стойкости самураев.

Бусидо даже нельзя назвать учением в прямом смысле, это, скорее, одна из форм выражения феодальной идеологии, её основные положения и принципы, развивавшиеся из поколения в поколение в течении длительного времени. Бусидо это особая мораль, выработанная сословием воинов, входивших в господствующий класс Японии, которая представляла собой систему взглядов, норм и оценок, касавшихся поведения самураев, способов воспитания самурайской молодёжи, создания и укрепления определённых нравственных качеств и отношений.

Окончательно оформившись в конце эпохи воюющих провинций Сэнгоку Дзидай (1467—1568 гг.), бусидо требовал: беспрекословной верности феодалу; признания военного дела единственным занятием, достойным самурая; самоубийства в случаях, когда опозорена честь самурая; включал запрет лжи и привязанности к деньгам.

Дайдодзи Юдзана сформулировал постулаты кодекса Бусидо и оформил их в «Начальных основах воинского мастерства». В бусидо выделяется 7 добродетелей:

  • Прямота ( 义 )
  • Мужества ( 勇 )
  • Доброта ( 仁 )
  • Уважение ( 礼 )
  • Честность ( 诚 )
  • Честь ( 名誉 )
  • Лояльность ( 忠义 )

Эпоха Токугава стала эпохой учений ронинов. В это время стратег Ямага Соко (1622 – 1685 гг.) писал о бусио ("кредо воина") и о более общем понятии сидо, "пути джентельмена", предназначенного для соблюдения во всех слоях общества. Соко попытался систематизировать вид "универсального бусидо" с особым акцентом на "чистых" конфуцианских ценностях (отказ от мистического влияния Дао и буддизма на неоконфуцианскую ортодоксию), и в то же время призывал к признанию единства божественной сущности Японии и японской культуры. Эти радикальные концепции — в том числе предельная преданность императору, независимо от ранга и клана — привело его к возникновению противоречий с правящим сегунатом. Он был сослан в земли Ако (будущее место, где возник инцидент, получивший название "47 ронинов"), и его произведения широко распространились до возникновения национализма в начале 20-го века.

Поздняя интерпретация бусидо от Тсунетомо была, пожалуй, более наглядной философией, которая уточняла его уникальность и опыт, одновременно почтительная и вызывающая, в конце концов, не смогла сочетаться с нравами и законами формирующегося гражданского общества. Из 47 ронинов, которые и по сей день рассматриваются как примеры бусидо, Тсунемото чувствовал, что они были небрежны, задерживали время для мести, а их успехи во многом преувеличивались. Вместо этого Тсунемото знал, что истинный самурай должен действовать без колебаний, четко выполнять свои обязанности, невзирая на успех или неудачу.

Такие романтические настроения, конечно, выражались воинами на протяжении столетий, хотя это могло противоречить искусству войны. Это двойственность находится в самом сердце бусидо, и возможно, составляет "Путь воина". Некоторое сочетание органического противоречия традиционного бусидо и более "универсальной" или "прогрессивной" его формулировки (как у Ямага Соко) обусловили катастрофические японские военные амбиции в 20 веке.

 

13.08.2018









 
архив

подписка